Два директора

Михаил Российский, кандидат исторических наук
«Скопинский вестник», №17, 1 мая 2020 года

Первые руководители Скопинского механического завода оставили о себе очень разную память

В 1927 году механические мастерские Побединского рудоуправления близ деревни Свинушки Полянской волости были преобразованы в Скопинский рудоремонтный завод комбината «Москвоуголь». Предприятие, позднее переименованное в Скопинский механический завод, стало обслуживать все шахты Подмосковного угольного бассейна и приобрело первостепенное значение для развития добывающей промышленности региона. В 1933–1935 годах была проведена коренная реконструкция завода: расширены цеха, построены новые корпуса, завезено большое количество машин и станков. Однако с руководящими кадрами предприятию повезло далеко не сразу.

Скопинский механический завод, 1930-е гг.

Пан директор

Первым директором Скопинского мехзавода в 1932 году стал Николай Эдуардович Битинский (1900-1937), сын польского шляхтича, проживавшего в селе Софиевка Таврической губернии (ныне в Запорожской области на Украине). Дворянское происхождение не помешало ему вступить в ВКП (б), влиться в ряды советских управленцев и сделать неплохую административную карьеру.

Несмотря на значительные государственные инвестиции в развитие предприятия, за несколько лет директорства Николая Битинского ситуация на заводе приблизилась к критической. Требуя выполнения плановых заданий, руководство не заботилось о технике безопасности. Вследствие этого из года в год на заводе росла аварийность, калечились и гибли рабочие. Неверные управленческие решения приводили к бесцельной трате далеко не безграничных средств. Дыры в бюджете предприятия приходилось затыкать при помощи финансовых махинаций, так что к середине 1930-х годов многомесячные задержки зарплаты рабочим стали обыденным явлением. При попустительстве директора среди начальников цехов процветало воровство и взяточничество. Не спешило руководство завода решать и жилищные проблемы его работников, ютившихся в неприспособленных для длительной эксплуатации временных постройках будущего поселка Заречный. Новые жилые дома не строились, старые не ремонтировались. Вместо заботы о рабочих завода, директор предприятия, подобно знатному феодалу эпохи расцвета Речи Посполитой, проводил время в пьяных кутежах и плел многоходовые интриги, расставляя лично преданных себе людей на ключевые посты заводской администрации.

НКВД выходит из тени

Рабочие Скопинского мехзавода возмущались при виде открыто творившихся на предприятии безобразий. И, считая директора Битинского полномочным представителем советской власти, ругали не только его, но и саму власть. А это уже переводило народный ропот в политическую плоскость. Поэтому не удивительно, что уже в 1933-1934 годах ситуацией на заводе начали пристально интересоваться органы ОГПУ-НКВД. Внимательно отслеживая происходящие события и настроения среди рабочих, чекисты до поры до времени не предпринимали никаких действий. То ли у руководителя предприятия имелись влиятельные покровители в высоких московских кабинетах, то ли дефицит управленческих кадров был настолько острым, что приходилось до поры до времени терпеть даже директора-безобразника. Так или иначе, но к 1937 году терпение «солдат Дзержинского» кончилось. И, когда от наркома Ежова была спущена установка на выявление и разоблачение троцкистско-бухаринских вредителей на производстве, Скопинскому райотделу УНКВД по Московской области не пришлось долго искать подходящих кандидатов на эту роль…

На скамье подсудимых оказалось все руководство Скопинского мехзавода. Процесс над Николаем Битинским и его коллегами проходил в открытом режиме, и работники предприятия получили возможность откровенно рассказать о творившихся злоупотреблениях. Действия руководителей завода квалифицировали как организованное вредительство и представили как результат деятельности подпольной антисоветской организации. Это, конечно, не было правдой: никакого троцкистского заговора в Скопине никогда не существовало. И высшей меры наказания директор Битинский и его коллеги, возможно, не заслуживали. Но своей безалаберностью и некомпетентностью они нанесли однозначный вред стране и согражданам, от ответственности за который их не освобождает даже состоявшаяся в 1959 году посмертная реабилитация.

«Антикризисный менеджмент» по-сталински

Для спасения стратегически важного Скопинского мехзавода срочно требовался «антикризисный менеджер». И он нашелся в лице потомственного донбасского шахтера Александра Павловича Шерудилло (1903-1982). Член Российского коммунистического союза молодежи с 1918 года, в 1920-1921 годах он в составе 1-й Конной армии принимал участие в гражданской и советско-польской войнах, позднее находился на комсомольской и партийной работе, избирался секретарем Донецкого окружного комитета комсомола, в 1927-1928 годах работал в ЦК ВЛКСМ. Во время партийной учебы в Москве в 1928-1930 годах комсомольскому активисту из Донбасса довелось несколько раз общаться с Иосифом Виссарионовичем Сталиным, личность которого произвела на него неизгладимое впечатление. В Скопин Александр Павлович был переведен с должности секретаря Щекинского райкома ВКП (б) Тульской области.

Александр Павлович Шерудилло

На кону стояло развитие стратегически важной для страны промышленной отрасли. Печальный пример предшественника был перед глазами: если бы новый директор не справился с поставленными перед ним задачами, то, без сомнения, последовал бы вслед за Николаем Битинским, не помогли бы и прежние заслуги. Но Александр Шерудилло был слеплен совсем из другого теста. При нем Скопинский мехзавод, переподчиненный Народному комиссариату топливной промышленности РСФСР, по-настоящему преобразился.

После семи лет стабильного отставания предприятие наконец-то начало выполнять план. Теперь Скопинский завод обеспечивал шахтным оборудованием весь Подмосковный угольный бассейн, а также ремонтировал принадлежавшие местным угольным трестам паровозы. Здесь выпускали простые и опрокидывающиеся шахтные вагонетки, забойные транспортеры, механические грузчики, насосы, колонковые лебедки, вентиляционные трубы, шахтные клети, оборудование шахтных копров, сортировки и стрелочные переводы, ребристые трубы, компенсаторы высоты, угледробилки, коллекторы, конвейерные решетки и многое другое. В 1939 г. были построены новые корпуса кузнечного и механосборочного цехов. Также удалось связать все цеха завода узкоколейными путями, общая протяженность которых составила около 3 километров. Получилось у нового директора решить и жилищную проблему работников завода: в поселке близ предприятия было построено 11 стандартных двухэтажных домов и 9 деревянных одноэтажных, всего на 124 квартиры.

В дни войны и мира

Мирное развитие Скопинского мехзавода прервала Великая Отечественная война. В июле 1941 г. директор Шерудилло был призван в действующую армию комиссаром инженерного полка. Налаживать на предприятии производство оборонной продукции, а затем и эвакуировать оборудование завода при приближении фронта пришлось уже без него.

В 1941-1945 годах Александр Шерудилло воевал на Западном, Юго-Западном, 2-м Прибалтийском и 1-м Украинском фронтах, участвовал в обороне Москвы, был ранен, награжден орденом Красной Звезды. В представлении к ордену Отечественной войны 1-й степени на гвардии майора Шерудилло за бои на территории Польши упоминается, в частности, такой эпизод: «21 января 1945 года лично участвовал в бою с немецким батальоном, возглавив атаку, в результате чего было взято 16 пленных, в том числе командир батальона — немецкий майор». Победный май 1945 года он встретил в Германии.

После войны Александр Павлович Шерудилло вернулся к мирному труду: возглавлял шахтостроительный трест, затем работал заместителем директора Щекинского завода «Кислотоупор». В 1949 г. он получил назначение в город Славута Каменец-Подольской области Украинской ССР, где занял должность директора Государственного союзного завода строительного фаянса. До выхода на пенсию в 1963 году он возглавлял и другие промышленные предприятия Советской Украины: кирпичный завод, цикоросушильный завод. В 1967 году по случаю полувекового юбилея Великой Октябрьской социалистической революции персональный пенсионер союзного значения Александр Павлович Шерудилло было удостоен ордена Красного Знамени.

Запомнившийся скопинцам на посту директора мехзавода Александр Шерудилло не достиг больших карьерных высот и не выслужил высоких орденов. К этому он никогда и не стремился. На протяжении всей жизни он оставался ответственным и внимательным к людям труда руководителем среднего звена, на которых в значительной степени держалось все советское государство. Пожалуй, именно этим он и заслуживает нашей благодарной памяти сегодня.

Skopin.info

Интернет-газета Скопина и Скопинского района

(c) 2018