Медаль, потерянная у колодца

Михаил Российский
«Скопинский вестник», №5, 31 января 2020 года

О чем рассказала старинная награда из села Павелец

 

Судьбы живших до нас людей подобны узорам древней мозаики. Время стирает их, превращая в бессмысленную россыпь осколков – фотографий, писем, документов, предметов ушедшего быта. Иногда в руках историка случайно оказываются несколько подходящих друг к другу фрагментов. И тогда сквозь толщу времени вдруг проступает траектория чьей-то давно угасшей жизни.

Обо всем этом, конечно, не думал житель села Павелец Скопинского района Валерий Николаевич Аносов, когда в 1994 году копал у своего дома ямку, собираясь посадить березу. Тогда из земли появился на свет почерневший от времени металлический кружок, на котором проступил хорошо узнаваемый профиль императора Николая II. Царский серебряный рубль? Нет. Медаль “За храбрость” 4-й степени, с номером. Старожилы вспомнили, что в давнюю войну – не в Великую Отечественную, а в первую, “империалистическую”, через село проходили солдаты, направлявшиеся на станцию для погрузки в эшелоны. А у дома прежде был колодец, где они останавливались напиться воды. Вот, видимо, кто-то из служивых и потерял награду.

По номеру медали – 142418 – Российский государственный исторический архив в Санкт-Петербурге в 2000 г.  установил ее принадлежность. В алфавитной книге № 57 фонда Капитула российских императорских орденов значится, что медалью был награжден участник русско-японской войны рядовой 14-й роты 97-го пехотного Лифляндского генерал-фельдмаршала графа Шереметева полка Петр Гагаринов “за отличие, мужество и храбрость во время боев 17-26 февраля 1905 года”.

Бои, упомянутые в награждении – эпизоды Мукденского сражения, продолжавшегося с 6 по 25 февраля (по новому стилю — с 19 февраля по 10 марта) 1905 года. 97-й пехотный Лифляндский полк входил тогда в состав отряда генерала от артиллерии Дмитрия Андреевича Топорнина (1846-1914), прикрывавшего правый фланг русских войск. 22 февраля (7 марта), при неожиданной атаке японцев на китайскую деревню Юхуантунь, лифляндцы были выдвинуты на подкрепление своей 25-й пехотной дивизии и геройски выбили неприятеля, потеряв при этом 24 офицеров и 870 нижних чинов. За это полк в 1909 г. был пожалован Георгиевскими серебряными трубами с надписью «За отличие в бою у д. Юхуантунь 22-го февраля 1905 года». Однако обладатель медали, найденной в селе Павелец, в это время уже в нем не служил.

Став кадровым унтер-офицером мирного времени, уроженец деревни Рябовской Вожгальской волости Вятского уезда и губернии (ныне в Куменском районе Кировской области) Петр Петрович Гагаринов перешел на службу в 140-й пехотный Зарайский полк, постоянно дислоцировавшийся в уездном городе Скопине. Здесь летом 1914 г. его и застало начало Первой мировой войны.

Исследования С.Б.Патрикеева и А.И.Григорова, а также опубликованные документы Российского государственного военно-исторического архива  позволяют проследить боевой путь ветерана русско-японской войны на новом театре военных действий. В 14-й роте 140-го Зарайского полка он служил в команде пеших разведчиков. Вместе с полком младший унтер-офицер Гагаринов принимал участие в Галицийской и Варшавско-Ивангородской операциях 1914 г., летом 1915 г. отступал из русской Польши на территорию малороссийских губерний.

В ноябре 1915 г. зарайцы держали оборону по фронту 35-й пехотной дивизии по реке Иква на территории Кременецкого уезда Волынской губернии, близ Почаевского леса. В ходе одного из ночных поисков Петр Гагаринов вновь заслужил Георгиевскую медаль (так они официально назывались с 1913 г.) 4-й степени — на сей раз за номером 726897. В полковом журнале действия разведчиков в ночь с 14 (27) на 15 (28) ноября 1915 года описаны так: «С наступлением темноты 28 человек ротных разведчиков 2-го батальона зарайцев под начальством прапорщика Муравьева, выйдя из окопов, направились  долиной возле холма, что к югу от дер. Богдановки, одетые в белые халаты. Незаметно, двумя группами, без шума разведчики пробрались через сторожевое охранение австрийцев и подошли шагов на 70 к проволочным заграждениям. Полевые караулы противника расположены были шагах в 150 от заграждений. Зайдя им в тыл… и подкравшись к караулам сзади, разведчики стремительно бросились на них, и раньше, чем австрийцы успели опомниться, захватили их. Один полевой караул в 7 человек весь захвачен полностью, из них одного убили, а 5 здоровых и одного раненого доставили в полк. Из второго полевого караула большая часть австрийцев была заколота, и только не более 2 успели убежать. Разведчики принесли с собой 8 винтовок и 2 гранаты. Все пленные и и убитый оказались 74-го полка, 8-й роты. В общем надо считать, что противник потерял не менее 12 человек. Соседний полевой караул бежал. Наши разведчики не понесли потерь, и только один из них получил ушиб головы, но остался в строю. Пленные были препровождены в штаб 140-го пехотного Зарайского полка для опроса, откуда были направлены в штаб 35-й пехотной дивизии».

За участие в следующем поиске разведчиков ровно через месяц — 15 (28) декабря 1915 г. — младший унтер-офицер Гагаринов стал кавалером Георгиевского креста 4-й степени.  Полковой журнал об этом боевом эпизоде сообщает: «По приказанию командира полка к стороне противника были высланы батальонные охотники для производства поисков. В 7 часов вечера против высоты 130, подойдя к проволочным заграждениям, охотники… под начальством прапорщика Муравьева заметили австрийский патруль из 9 человек, проходивший вдоль проволоки. Увидев наших, австрийцы открыли огонь, но прапорщик Муравьев, не взирая на это, бросился с охотниками вперед. Противник обратился в бегство, но, будучи настигнут нашими молодцами, потерял 4 человека убитыми, а пятого вытащили за ноги из-под проволочного заграждения, четверо ускользнули. Несмотря на открытый сильный огонь из окопов противника, благодаря распорядительности прапорщика Муравьева охотникам удалось отойти без потерь, приведя с собой пленного австрийского 74-го полка — чеха и три винтовки с патронами».

Не всегда операции батальонных разведчиков завершались без потерь. Так, 10 (23) июня 1916 г. Петр Гагаринов был тяжело ранен в левую ногу в стычке с противником у деревни Шпаки и некоторое время провел на излечении в лазарете № 8 Всероссийского земского союза в Нижнем Новгороде. Довелось ему пережить и две контузии в апреле и в июне 1917 г., причем в последнем случае  произведенный незадолго до этого в старшие унтер-офицеры Гагаринов остался в строю. Дело было под Тарнополем, во время провального «наступления Керенского», завершившегося отходом деморализованных русских войск на линию довоенной границы с Австро-Венгрией. После этого эпизода упоминания о Гагаринове из архивных документов исчезают.

Мы не знаем где и когда завершил свой жизненный путь герой двух войн и георгиевский кавалер Петр Петрович Гагаринов. Неизвестно также где сейчас находится принадлежавшая ему медаль за русско-японскую войну, похищенная из дома Валерия Николаевича Аносова в селе Павелец безвестным злоумышленником в конце «лихих девяностых». Вся эта история – лишь повод задуматься о том, какой след оставляет жизнь каждого из нас в виде архивных документов и потерянных вещей, которые, как выясняется, могут немало о нас рассказать.

Skopin.info

Интернет-газета Скопина и Скопинского района

(c) 2018