Офицеры-Зарайцы — Герои Первой Мировой

Михаил Российский, кандидат исторических наук
«Скопинский вестник» №101, 19 декабря 2018 года

9 декабря в нашей стране отмечался День Героев Отечества – восстановленный в 2007 г. исторический праздник кавалеров ордена Св. Георгия. Вспоминая по этому случаю о прославивших скопинскую землю участниках военных конфликтов прошлого из числа офицеров 140-го пехотного Зарайского полка, нельзя обойти молчанием их героизм, проявленный в годы Первой мировой войны. На судьбы этих незаурядных людей проливает свет замечательная книга историка А.И.Григорова «Рязанцы – Георгиевские кавалеры Великой войны 1914 – 1918 годов», презентация которой прошла 7 ноября с.г. в Рязани.

С началом войны 140-й пехотный Зарайский полк во главе со своим командиром полковником Михаилом Антоновичем Дорманом (1868–1918) выдвинулся из Скопина на Юго-Западный фронт. Вместе с другими частями 35-й пехотной дивизии 17-го армейского корпуса ему предстояло сразиться с вторгнувшимися на польские земли России австро-венгерскими войсками. Летом 1914 г. зарайцы принимали участие в Галицийской битве в составе 8-й армии генерала от кавалерии А.А.Брусилова.

В ноябре-декабре 1914 г. войска русского Северо-Западного фронта оставили город Лодзь. Возникла угроза потери Варшавского укрепленного района. В этих условиях 17-й армейский корпус был передан 9-й армии генерала от инфантерии П.А.Лечицкого и принял участие в ожесточенных сражениях против 1-й австро-венгерской армии генерал-полковника В.Данкля. Во время пятидневных боев в районе реки Нида на территории приграничной Келецкой губернии в Зарайском полку появился первый с начала кампании георгиевский кавалер. Им стал командир 15-й роты капитан Федор Филиппович Гундарев (1872–?). Выпускник Казанского пехотного юнкерского училища, он служил в полку и проживал в Скопине с 1913 г. Весной 1915 г. капитан Гундарев был произведен в подполковники и награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. «за то, что в бою 11 декабря 1914 г. у посада Новый Корчин под сильным ружейным и пулеметным огнем противника с явной опасностью для жизни повел свой батальон в атаку, выбил противника из занятой им позиции, взяв часть в плен, а другую обратил в бегство, чем дал решительный ход сражению, окончившемуся полным поражением противника». Произведенный в полковники в конце 1915 г., в следующем году Ф.Ф.Гундарев стал командиром 231-го пехотного запасного полка. Его судьба после 1917 г. неизвестна.

В тот же день и в том же сражении отличился еще один офицер-зараец, командир 3-й роты подполковник Алексей Алексеевич Винокуров (1870 – 1935). Он служил в полку и проживал в Скопине со времен русско-японской войны, в которой участвовал еще в чине капитана и был в свое время награжден орденами Св. Станислава 3-й и 2-й степени, а также Св. Анны 3-й и 2-й степени (все с мечами). В мае 1915 г. подполковник Винокуров стал кавалером Георгиевского оружия «за то, что 11 декабря 1914 г., командуя батальоном, решительным фланговым ударом захватил важный пункт неприятельского расположения деревню Гротники Велькие, взявши в плен около 400 человек, и удержал этот пункт до конца боя». Также произведенный в полковники в конце 1915 г., А.А.Винокуров в следующем году перенес контузию, а в начале 1917 г. стал командиром 418-го пехотного Александровского полка. В годы Гражданской войны офицер сражался за белое дело в составе Вооруженных сил Юга России, затем Русской армии генерала барона П.Н.Врангеля, командовал 50-м пехотным Белостокским полком, был награжден орденом Св. Николая Чудотворца. После эвакуации из Крыма до 1923 г. оставался с Русской армией в лагере под Галлиполи, позднее жил в Болгарии, а окончил свои дни во Франции.

По итогам серии сражений на четырех реках – Бзуре, Ниде, Равке и Пилице – в декабре 1914 г. русские 1-я, 2-я, 4-я и 5-я армии сохранили свои позиции, а 9-я армия, усиленная 17-м армейским корпусом, одержала убедительную победу над войсками генерала Данкля при Новом Корчине – австрийцы были отброшены на несколько километров на юг. За храбрость и отвагу своих солдат и офицеров 140-й пехотный Зарайский полк был представлен к награде георгиевскими лентами со знаком ордена Св. Георгия 1-й степени к полковому Георгиевскому знамени. Отличившиеся нижние чины получили Георгиевские кресты различных степеней. Также были оценены по заслугам (хотя и с небольшой задержкой) действия командира полка – в апреле 1916 г. он был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. К этому времени, правда, произведенный в генерал-майоры за боевые отличия М.А.Дорман уже стал начальником штаба 21-го армейского корпуса.

Во время Гражданской войны судьба бывшего царского генерала сложилась трагически. В феврале 1918 г. М.А.Дорман был демобилизован в связи с роспуском остатков старой армии и остался жить в Смоленске – по месту последней дислокации своего корпуса. В августе он предпринял попытку поступить на военную службу в Красную армию, но не был принят по
причине расстроенного здоровья. А 2 сентября, после покушения на жизнь главы советского государства В.И.Ленина, декретом ВЦИК по всей стране был объявлен «массовый красный террор против буржуазии и ее агентов». Несколько дней спустя смоленские чекисты арестовали в городе ряд заложников из числа известных и состоятельных граждан и армейских офицеров. В их числе оказался и М.А.Дорман. У кого-то из арестованных обнаружились программные документы действовавшего в Киеве монархического союза «Наша Родина» и формировавшейся им «для борьбы с большевиками» Южной армии. Сотрудники ЧК интерпретировали находку как свидетельство принадлежности задержанных к «смоленскому филиалу» киевских монархистов, который заподозрили в подготовке в городе вооруженное восстание с целью свержения революционной власти и установления военной диктатуры. Больше всех под описание обозначенного в документах руководителя контрреволюционного заговора подходил боевой генерал М.А.Дорман. Всего через неделю после ареста смоленские чекисты, руководствуясь больше «революционной сознательностью», чем реальными доказательствами, осудили его как опасного заговорщика, главу подпольной организации «дорманцев», и расстреляли в числе других 42 человек.

Более благожелательно в непростое революционное время судьба отнеслась к полковнику Александру Николаевичу Тверитинову (1879–1941), которому выпало стать последним командиром 140-го пехотного Зарайского полка. Еще в 1899 г., окончив 3-е военное Александровское училище в Москве, он был выпущен в этот полк подпоручиком. Вместе с ним
прошел всю русско-японскую войну: участвовал в сражениях при Вафангоу, под Ляояном, на р. Шахэ, под Мукденом, за боевые отличия был произведен в штабс-капитаны и стал кавалером четырех орденов. В начале Первой мировой войны капитан Тверитинов командовал 9-й ротой Зарайского полка, в ходе боевых операций на Юго-Западном фронте был два раза контужен и один раз ранен, произведен в подполковники и заслужил ордена Св. Анны 2-й и Св. Владимира 4-й степени (оба с мечами). В феврале 1917 г. опытный боевой офицер стал командиром зарайцев, а уже в апреле был награжден Георгиевским оружием «за то, что в бою 22 сентября 1916 г. при атаке укрепленной неприятельской позиции на участках Звыжинского леса во главе своего батальона взял две линии окопов, находясь под сильным ружейным и пулеметным огнем противника, руководил действиями батальона, устраивал перемешавшиеся части, отразил несколько контратак противника и, подавая собой пример храбрости и непоколебимого мужества, удерживал занятый им участок до конца боя».

Полковник А.Н.Тверитинов пользовался заслуженным уважением своих боевых товарищей. Свидетельством этого стала его последняя георгиевская награда, ставшая возможной для офицера лишь в бурную революционную эпоху. 18 ноября 1917 г., когда в Петрограде уже пришло к власти правительство народных комиссаров, но будущее страны еще было неясным и по инерции сохранялись многие ранее заведенные порядки, «наградная дума» 140-го пехотного Зарайского полка – революционный орган, плод «демократизации» армии эпохи Временного правительства – постановил наградить своего командира солдатским Георгиевским крестом 4-й степени. Воины-зарайцы продемонстрировали этим символическим актом, что их боевое братство, спаянное общим опытом, полученным в окопах Первой мировой, было свободно от «классовых противоречий» между солдатами и офицерами. В историческом контексте эпохи нетрадиционно воспринимается и последняя строка послужного списка полковника Тверитинова: «На основании резолюции фронтового съезда Северного фронта, объявленного в приказе по полку от 19 декабря 1917 г. за № 428 § 2 переименован в солдата-гражданина и все награды и знаки отличия отменены». В революционное время звание «солдат-гражданин», очевидно, воспринималось как нечто более почетное по сравнению со старорежимным чином полковника…

После роспуска Зарайского полка в начале 1918 г. А.Н.Тверитинов вступил в РККА, участвовал как военспец в Гражданской войне на территории Средней Азии и завершил свой боевой путь в должности помощника начальника штаба армии. В мирное время он продолжил службу инспектором военно-учебных заведений, затем начальником строевой части Среднеазиатской военной школы, передавая лучшие традиции старой русской армии будущим солдатам и офицерам армии-победительницы в Великой Отечественной войне. Выйдя на пенсию в 1934 г., А.Н.Тверитинов почти до конца своих дней заведовал военной кафедрой Ташкентского института инженеров железнодорожного транспорта.

Подвиги офицеров-«георгиевцев» 140-го пехотного Зарайского полка – одна из славных страниц исторического наследия скопинской земли. О них стоит помнить всем, кто любит свою «малую родину». И нашу общую большую Родину тоже.


На фото:

1. Полковой знак 140-го пехотного Зарайского полка.

2. Полковник А.Н.Тверитинов с семьей. Фото 1915-1916 гг.

Skopin.info

Интернет-газета Скопина и Скопинского района

(c) 2018